История Руси.

Тайны Велесовой книги

  

Одной из самых больших сенсаций в области исторических открытий нашего века является находка "Влесовой книги" — языческой летописи доолеговой Руси. История эта напоминает приключенческий роман...

О «Велесовой книге», казалось бы, писали неоднократно. Но что-то заставляет возвращаться к этой теме снова и снова...

 

Шла Гражданская война — время великих потрясений, бед и лишений для нашего народа. Многострадальная Россия разделилась на два враждующих лагеря. Многие памятники истории тогда погибли. В слепой ярости ко всему "барскому" уничтожались шедевры мировой и отечественной культуры. Но и в те страшные годы находились люди, которые пытались хоть что-то спасти.

Среди них оказался полковник белой армии, командир дивизиона батареи А. Ф. Изенбек, страстно интересовавшийся древней историей отечеств. В 1919 году после очередного боя судьба забросила его в разграбленное имение князей Куракиных под Орлом. В библиотеке разоренной усадьбы он случайно заметил валявшиеся на полу испещренные неизвестными письменами дощечки, сильно разрушенные временем. Многие из них были раздавлены солдатскими сапогами. Изенбек собрал заинтересовавшие его дощечки и взял их с собой, еще не зная, какую цену они представляют.

После окончания Гражданской войны полковник и дощечки оказались в Брюсселе. В 1924 году о них узнал писатель и историк Ю. П.. Миролюбов, в русских эмигрантских кругах известный как исследователь религии древних славян и русского фольклора. Он первый из исследователей предположил, что текст дощечек написан на неизвестном древнеславянском языке. В течение последующих 15 лет Миролюбов неустанно занимается переписыванием и расшифровкой дощечек. Это была кропотливая работа. Поверхность дощечек была исцарапана, местами они были совсем испорчены какими-то пятнами и покоробились, точно отсырели. Лак, их покрывающий, кое-где поотстал. Под ним была древесина темного дерева. Дощечки были приблизительно одинакового размера-38х32 см, а толщиной в полсантиметра.

"Похоже, что их резали ножом, а никак не пилой, — писал Миролюбов. — Текст был написан или нацарапан шилом, а затем натерт чем-то бурым, потемневшим от времени, после чего покрыт сверху лаком или маслом. Каждый раз для строки проводилась линия, довольно неровная. На другой стороне текст является как бы продолжением предыдущего, так что надо было переворачивать связку дощечек (как листы отрывного календаря). В иных местах, наоборот, каждая сторона была как бы страницей в книге. Сразу видно, что это многолетняя давность. На полях некоторых дощечек изображены головы быка, на' других лучи солнца, на третьих изображения других животных, может быть лисы или собаки... Буквы не все одинаковой величины, строки были мелкие, а были и крупные. Видно, что не один человек их писал. Точное количество дощечек пока установить не удалось".

Миролюбов понимал ценность находки и неоднократно предлагал Изенбеку показать дощечки специалистам либо сфотографировать их, но Изенбека постоянно преследовала маниакальная тревога за судьбу реликвий, вплоть до того, что он даже не разрешал Миролюбову вообще выносить дощечки из своего дома. Миролюбов переписывал их в присутствии хозяина. Ученый-энтузиаст соглашался работать в любых условиях, лишь бы иметь доступ к ценнейшему историческому материалу.

  

Опасения не оказались безосновательными: дальнейшая судьба дощечек трагична. После смерти Изенбека в оккупированном немцами Брюсселе в 1943 году они исчезли вместе со всем его имуществом и большим количеством картин. К этому приложило руку, по словам свидетелей, гестапо. Ю. Миролюбов успел скопировать примерно три четверти текста, в настоящее время историки располагают только записями Миролюбова и случайно сохранившейся фотографией одной из дощечек. Невольно напрашивается сравнение с оригиналом "Слова о полку Игореве", который тоже был утерян во время московского пожара 1812 года.

В 1953 году один маленький журнал писал, что из Бельгии им были получены фотоснимки некоторых дощечек. Получается, что часть их судьба все-таки сохранила от гибели, но история эта продолжения, увы, не получила. Вместе с тем, к тому времени слухи о существовании «Велесовой книги» дошли до секретаря Музея русского искусства в Сан-Франциско А.А. Куренкова, известного активиста различных антикоммунистических и монархических организаций, издателя и редактора газеты «Вестник правды».

Благодаря его усилиям появились первые журнальные публикации о дощечках Изенбека и их фрагментарные переводы. В середине пятидесятых годов вступил в переписку с Миролюбовым и живший в Австралии ученый-этимолог С.Я. Парамонов, который, получив от него копии дощечек, исследовал и частично издал их в своих книгах, опубликованных в Париже, Мюнхене и Виннипеге под псевдонимом С. Лесной. Именно Парамонов назвал дотоле безымянные дощечки «Велесовой книгой», а алфавит, которым она была написана — «влесовицей». С течением времени переводом и исследованиями «Велесовой книги» занимался еще целый ряд ученых: Скрыпник, Ребиндер, Лазаревич, Качур, Соколов, Кирпич, Творогов и другие.

  

О подлинности "Влесовой книги" идут споры и по сей день. Официальная наука, не потрудившись над тщательным изучением материала, торопливо оценивает дощечки как гениальный фальсификат. В нашей печати неоднократно появлялись "разоблачительные" статьи на эту тему.

Первая трудность, с которой столкнулись исследователи "Влесовой книги", — ее язык. Противники книги стали утверждать, что он не соответствует нормам церковнославянского языка. Аргумент искусственный. Вряд ли можно судить об этом языческом памятнике с точки зрения норм единственно известного нам древнего славянского языка, на котором писали христианские авторы. С другой стороны, есть много аргументов в пользу того, что письменность на Руси существовала задолго до принятия христианства.

В поселениях черняховской культуры на Днепре (III-IV вв. н. э.') находят рунические надписи на глиняных пряслицах и сосудах. В древней Хазарии, по сведениям арабских ученых, пользовались "русским письмом". Знаменитый Кирилл, брат Мефодия, видел в 860 году в Крыму целые книги, "роуськими письмены писано". Сейчас никто не станет отрицать, что наши языческие предки вполне могли создать свою грамоту. Древние славянорусы активно общались на западе и северозападе с германскими племенами, пользовавшимися руникой, а на востоке и юго-востоке — с тюрко-монгольскими народами с такой же письменностью. Трудно предположить, что славянские племена, находившиеся тогда на том же уровне развития, не знали рун.

Таким образом, накапливается все больше и больше доказательств того, что "Влесова книга" могла быть написана именно таким языком и переписана затем на деревянные таблички. Поразительно и то, что правильность исторических сведений, содержащихся во "Влесовой книге", все более подтверждается новейшими археологическими исследованиями.

Русские эмигранты не только сами изучили текст "Влесовой книги", но и делились результатами своих исследований с учеными — славяноведами всего мира. Интерес проявили историки и филологи Канады, Австралии, Бельгии, США и других стран. В середине 50-х годов расшифрованные тексты были пересланы в Советский Союз, где, к сожалению, были встречены нашими историками настороженно и более чем прохладно. Тогда с опаской и предубеждением относились вообще ко всему "белоэмигрантскому". В 1963 году энтузиасты-исследователи сделали обстоятельный доклад о "Влесовой книге" на V Международном съезде славистов в Софии. Выступали в основном эмигранты, а не советские ученые. Подчеркивалось, что "книга дощечек" проливает новый свет на пласты очень древней истории русских племен, многие из которых до этого не были известны ученым. Например, выясняется, что греческие и римские хронисты ошибались, называя роксолан племенемаланским. На самом деле они были славянами. Авторы данных летописных сводов скорее всего — жрецы языческой религии, древних русов до эпохи Олега.

Составители "Влесовой книги" не забыли упомянуть о том, что русы были скотоводами, охотниками, а земледелие для них играло подсобную роль. Именно занятие скотоводством делает понятным тот большой охват территории, отмеченный в книге, — от Волги до Карпат, от берегов Азовского моря до Дуная. Такие подробности постоянных перемещений весьма реалистичны, как и достоверны сведения о контактах с готами, гуннами, греками и другими народами. И в этом плане "Влесова книга" оригинальна — никому не подражает, ничего не повторяет, но исторически достоверна.

По названиям городов и их вождей нетрудно установить, что "книга дощечек" повествует о весьма древнем времени. Она дает богатый материал для рассуждений и пересмотра многих исторических положений. Процесс борьбы с устоявшимися мнениями всегда болезненный. Но при добросовестном отношении к фактам можно найти и другие объективные свидетельства о существовании славянских государственных образований за 400-500 лет до н. э. на Днепре и в Карпатах, а восточнее — и еще раньше. Документы с такими фактами есть в ереванском Матенадаране, в архиве грузинских летописей, в Тартуском университете, в библиотеках некоторых австрийских монастырей, а также и в греческих хрониках.

Во "Влесовой книге" содержатся сведения, интересные как для историков, этнографов, лингвистов, так и просто для любознательных людей. Так, например, мы узнаем из текста, что среди враждебных древним славянам племен, много им досаждавших, были яги. Книга приписывает им людоедство. Вот и получается, что в русские сказки Баба Яга попала из суровой действительности, Видимо, это не просто мифический образ ведьмы, питавшейся человечиной, а образ реальной старухи из племени ягов...

Итак, "Влесова книга" знакомит читателя с древнейшей историей славян, которая до сих пор не освещена отечественной наукой. Конечно, все исторические сведения, содержащиеся в книге, довольно кратки, в отличие от более поздних хроник и летописей. Но в том-то и дело, что отнести "книгу дощечек" конкретно к какому-то жанру очень трудно. В ней нет и не может быть стройного изложения. Возможно, что найденные дощечки с письменами состоят из нескольких совершенно независимых друг от друга частей. Скорее всего их объединяют фрагменты из нескольких различных по своему назначению древних славянских рукописей.

  

Тем не менее содержание книги многогранно, оригинально и необычно. В ней есть сведения и исторические, и религиозные, и мифологические. В одной из табличек говорится, что за 1300 лет до Германриха (вождь готов, покоривший в середине IV в. н. э. огромные пространства Восточной Европы от Балтики до Черного моря, от Волги до Дуная) предки русов еще жили в Азии, в "зеленом крае". Об этом рассказывается в самом поэтичном отрывке — в так называемой легенде о Богумире.

В вольном пересказе она звучит так: "У Богумира было три дочери и два сына. В степях они разводили скот, научившись этому от отцов и дедов. Были они послушны богам и разумны. Пришло время, и мать их Славуня сказала Богумиру: "Нам надо выдать замуж дочерей, чтобы увидеть внучат". Богумир поехал в поле и приехал к дубу, стоящему в поле, и здесь вечером он увидел трех мужей на конях. Подъехали они к Богумиру, и он поведал им о своей заботе, и они сказали ему, что сами ищут себе жен. И вернулся Богумир в свои степи, и привел трех мужей дочерям своим. И от них пошли три славных рода — древляне, кривичи и поляне. Потому, что первую дочь звали Древа, вторую — Скрева, а третью — Полева. Сыновей же Богумира звали Сева и Рус. От них исходят северяны и русы. И образовались роды те в Семиречье, в зеленом крае. И было это за тысячу триста лет до Германриха".

Получается, что Богумир жил в IX веке до н. э. Таким образом, версия о степном центральноазиатском происхождении наших предков с каждым годом становится все убедительней. Возможно, не за 1300, а за 1500 (или более) лет "до Германриха" наши предки отпочковались от других европейских племен и отправились во все концы света искать свое счастье. Итальянские археологи, производящие раскопки в долине Свата (Пакистан), обнаружили, например, что в конце II тысячелетия до н. э., в канун Троянской войны, происходили мощные подвижки евразийских пастухов.

И в Северный Индостан, и на Дунай пришли в то время из Центральной Азии воинственные кочевники возможно, единого происхождения. Во "Влесовой книге" подробно описывается, как часть наших предков из Семиречья шла через горы на юг (судя по всему, в Индию), а другая часть пошла на Запад, "до Карпатской горы". Если бы книга была фальсификацией, то как мог автор предугадать этот поразительный и неожиданный факт истории древних скотоводов, подтвержденный археологией совсем недавно?

Сведения книги о древних странствиях наших предков по просторам Евразии позволяют понять многие упоминания о русах в восточных и античных источниках. Если считать наших предков исконно степным народом, то надо признать многовековое участие русов во всех решающих событиях всех времен. Когда мы читаем в древних источниках о великих походах таинственных киммерийцев, а затем скифов на Ближний Восток, в Африку, в Южную и Западную Европу, то можем надеяться найти среди этих киммерийцев и скифов наших прямых предков.

Античные источники начала эры определенно свидетельствуют, что славянское племя сербой (сербы) пастушествовало между Азовским и Каспийским морями, а другое славянское племя хороуатос (хорваты) пасло свои стада где-то неподалеку от Нижнего Дона. Рядом, видимо, кочевали русы. Недаром римские географы первых веков нашей эры знали Волгу в ее степной части как Рус, "реку русов". "Влесова книга" подробнейшим образом описывает столкновения славян с аланами (ираноязычное население евразийских степей), готами и гуннами. В великих битвах в излучине между Волгой и Доном 1800 лет назад решались судьбы Европы. Описанные в книге победы русов над готами, аланами и гуннами объясняют, почему славянам удалось отстоять свои позиции в эпоху великого переселения народов.

 

Но содержание "книги дощечек" этим не исчерпывается. Она повествует также о гуманности наших предков, их высокой культуре, об обожествлении и почитании праотцев, о любви к родной земле. Полностью отвергается версия о человеческих жертвоприношениях — вот, к примеру, что сказано в дощечке 4: "Боги русов не берут жертв людских и ни животными, единственно плоды, овощи, цветы, зерна, молоко, сырное питье (сыворотку), на травах настоянное, мед, и никогда живую птицу и не рыбу, а вот варяги и аланы богам дают жертву иную — страшную, человеческую, этого мы не должны делать, ибо мы Дажбоговы внуки и не можем идти чужими стопами..."

Оригинальная, ранее неизвестная система мифологии раскрывается в этой уникальной книге. Вселенная, по мнению древних русов, разделялась на три части: Явь — это мир видимый, реальный; Навь — мир потусторонний, нереальный, посмертный; Правь — мир законов, управляющих всем в мире...

Каково же было назначение "Влесовой книги"? Это не летопись, не хроника в нашем понимании, а сборник языческих поучений и легенд, которые читались народу, очевидно, во время богослужений. Их слушали и запоминали наизусть, ибо почитание предков было частью религиозного культа. Деяния предков, т. е. история, становились, таким образом, всеобщим, всенародным достоянием, традицией поколений.

В разные эпохи к старым дощечкам, видимо, прибавлялись новые, освещавшие либо старые времена, но в новом аспекте, либо говорившие о новых временах, но в сравнении со старыми. Отсюда многочисленные повторения исторического содержания, перемешанные с призывами к чести, храбрости, взывания к небу о ниспослании благ и т. д. Таким образом, религия, история и быт сливались в одно неразрывное целое. Так характер "Влесовой книги" становится понятным: это не курс истории, это сборник религиозных поучений, причем это произведение написано не одним автором, а несколькими. Но в целом "Влесова книга" дает довольно неожиданную картину русского язычества.

Дальнейшее изучение материала, в ней содержащегося, даст нам более четкие представления об истории Древней Руси доолегова периода. Исторический аспект "Влесовой книги" — сложный узел. Его надо не отрицать, как стремятся некоторые, а распутывать. Ведь если будет доказана подлинность дощечек — вся древнейшая история нашего народа поднимется на новый, несомненно, более высокий уровень.

"Влесова книга" не содержала каких-либо сверхсенсационных сведений, но тем не менее подвергалась в свое время тотальному шельмованию. Приговор ученых, торопливо вынесенный "Влесовой книге", был суров: явная фальсификация.

 

Основным создателем текстов "Влесовой книги" признан эмигрант, инженер-химик, поэт и историк Ю. П. Миролюбов (по другим источникам он учился в Киеве на медицинском факультете и занимался украинской и донской диалектологией). Зачем ему это понадобилось? Советский исследователь О. В. Творогов в своей работе "Влесова книга" (1990), обобщивший предыдущие результаты исследования памятника, утверждает, что свои выводы Миролюбов строил в основном на весьма богатой личной фантазии.

"Влесова книга" имеет значительный объем и сложное содержание. Сознание подобной фальсификации, тем более для дилетанта, занятие очень трудоемкое. Зачем в этих условиях понадобилось изготавливать текстовку для якобы существовавших нескольких ДЕСЯТКОВ дощечек, тогда как для подкрепления фантазии хватило бы и считанных штук. Все это не очень понятно...

Но удивительно даже не это, а то, что исторические данные "Влесовой книги" отнюдь не подкрепляют, а прямо противоречат построениям самого его создателя. Весь тон исторического содержания "дощечек" противоречит миролюбовским построениям: русская кровь льется рекой, каждый успех оплачен напряжением всех сил. Поражений, скитаний, потерь значительно больше, нежели успехов. Тон дощечек так же трагичен, как и тон "Слова о полку Игореве", фактически это плач по страданиям народа, перенесшего на своем жизненном пути безмерные тяготы. Это совершенно не вяжется с нарисованным нам оптимистическим образом древнейшей истории легкомысленного претендента на авторство дощечек и его же фантазиями.

Другой навязчивой идеей Миролюбова было его убеждение в родстве славянорусов с ведийскими ариями. Но, судя по опубликованным переводам, и в этом случае тексты практически не дают оснований- для сближения русов с древними индийцами. Причины у Миролюбова корпеть над опровергающей его же доводы фальшивкой, как видим, не было. В чем же дело?

Редакция эмигрантского журнала "Жар-птица" (Сан-Франциско) в своем объявлении об уникальной находке датировала дощечки VI веком н. э. Крайне сомнительно, чтобы хрупкие дощечки уцелели в течение многих веков: в зависимости от условий хранения их приходилось бы время от времени обновлять. Что же будет происходить в таком случае? Предположим, к XIII веку список IX века пришел в ветхое состояние. И вот некий хранитель семейной реликвии переносит древние тексты на новую основу. Многие архаичные слова и выражения при этом ему малопонятны. Что-то он по своему разумению переводит на язык XIII века, какую-то часть слов неосознанно копирует в более привычной для не о орфографии, вносит попутно изрядное количество описок, ошибок и пропусков.

Дошедшие до нас тексты являются, скорее всего, копией первой половины XX века с документа, достоверная биография которого неизвестна. В них могут быть языковые наслоения самых разных эпох. Подходить к их изучению можно только с этих позиций. Филологи, исследовавшие "Влесову книгу", высказываются против ее подлинности. Однако рассмотрение их доводов показывает, что они не учитывали фактор разновременных включений, присутствующий, кстати, практически в любом древнем историческом документе. Их данные, освобожденные от предвзятого толкования, рисуют точно такую же картину, какую мы наблюдаем при изучении "Слова о полку Игореве". Тогда, если встать на позиции критиков "дощечек Изенбека", нужно и "Слово" признать стопроцентной фальшивкой. Этот непростительный для критиков-профессионалов промах практически уничтожает всю их аргументацию. Чтобы хоть как-то оправдать свою позицию обструкции по отношению к "Влесовой книге", видимо, критической школе нужно начинать исследования с самого начала.

Необходимо добавить, что в работах Миролюбова есть цитаты из "Влесовой книги", которых в опубликованных текстах дощечек не оказалось. Тексты нескольких дощечек обнаружены в архиве Миролюбова только после его смерти, т. е. они были скрыты им от широкого обозрения. Возникает законный вопрос: а все ли скрытые от публикации тексты найдены? Не хранится ли часть материалов у кого-то из душеприказчиков историка в аккуратной обертке с романтической надписью: "Вскрыть через 50 лет после моей смерти". Ведь уничтожить их Миролюбов не мог. Судя по всему, это был патриот и глубоко порядочный человек. Возможно, таким образом он хотел спасти от растерзания научным миром наиболее достоверную, по его мнению, часть наследства Изенбека. Приняв решение о сокрытии, Миролюбов предпринимает героические усилия по самостоятельному вводу в научный оборот этих сведений, подкрепив их собственными изысканиями.

 

Историками "Влесова книга" практически не изучалась. Причина этого кроется в безраздельном господстве в советской исторической науке концепции норманизма. Согласно этой теории русы пришли к славянам якобы по их просьбе-призыву в 862 году с севера и были германцамискандинавами. При таком подходе утверждения "Влесовой книги" о проживании русов в Северном Причерноморье за много веков до их летописного призыва, убежденность в их родстве с аланами могут вызвать у сторонников скандинавской теории лишь скептическую улыбку.

Однако комплекс сведений средневековых арабских авторов рисует вполне определенную картину пребывания русов на Кавказе и в Северном Причерноморье задолго до призвания Рюрика. Так, ал-Хваризми, писавший в 30-е годы IX века, помещает область русов в районе Дарьяльского прохода и близ Керченского пролива. Другие информаторы знают средневековых русов как коренных обитателей Кавказа.

"Влесова книга" охватывает события с IX века до н. э. по IX век н. э. Повествуется о древней жизни русов в районе Волги, пребывании в Передней Азии, Причерноморье и т. д.

В основе исторических сведений "Влесовой книги" лежит весьма связная логическая и хронологическая непротиворечивая историческая повесть. После составления она, видимо, подверглась редактированию. Следы глубокой проработки видны, в частности, в текстах дощечек 7в, 7д. — При этом часть материалов последующими редакторами не понималась. Так, на дощечках 4а, 46 либо смешиваются события IV и VII веков, либо ранний рассказ о русо-готских отношениях не очень умело приспосабливается к описанию более поздних событий. На некоторых дощечках рядом оказались разновременные куски (6а, 96), что можно объяснить перенесением на одну дощечку текстов из разных мест предыдущей редакции памятника. Редакторами осуществляется и посильный перевод слов с устаревшими значениями.

Если предположить подложность текстов дощечек, то и в этом случае следует признать: работа по их изготовлению выполнена исключительно талантливым автором.

Отсутствие сколько-нибудь существенных аргументов в пользу фальшивости "Влесовой книги" самым серьезным образом поднимает уровень проблемы. В случае подлинности текстов они явятся уникальным историческим источником по языческой истории славян и других народов, подвергая сомнению господствующую скандинавскую концепцию, которая сводится к беспомощному призыву: "Придите и правьте нами!.." Спрашивается, кому это нужно при наличии богатейшей истории отечества?

К настоящему времени никого из поколения первых публикаторов и энтузиастов исследователей книги практически не осталось. Их архивы находятся у наследников либо утеряны. Сейчас к этой теме в эмигрантских кругах интерес окончательно упал, что неудивительно при столь длительном ожидании отечественной поддержки защитников памятника.

Скудные данные по проблеме "Влесовой книги", введенные в научный оборот в нашей стране, говорят скорее в пользу подлинности текстов. Окончательные же выводы можно будет сделать только после всестороннего изучения памятника на подлинно профессиональном уровне. Хоть и с опозданием почти в четыре десятилетия, но это нужно сделать.

Может быть, кто-нибудь из наследников может пролить дополнительный свет на судьбу наследия Изенбека в Бельгии и Миролюбова в ФРГ. Любые новые данные в этой области могут приобрести исключительное значение в восстановлении подлинной истории нашего государства.

 

 

Источник: http://nnm.ru/blogs/horror1017/tayny_velesovoy_knigi/


Доказательство деградации человечества

Епископ Оттон Бамберский, дважды в 1124-1127 годах посетивший Славию (Русь). Он пишет о русском народе следующее: 

«Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется просто невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы я стал рассказывать все, что знаю об их запахе и толщине, то рисковал бы быть обвинённым в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей, свиней и кабанов и разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мёд, пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фруктовые деревья, и, будь там ещё виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы, можно было бы принять эту страну за обетованную, до того в ней много плодовых деревьев… 

Честность же и товарищество среди них таковы, что они, совершенно не зная ни кражи, ни обмана, не запирают своих сундуков и ящиков. Мы там не видели ни замка, ни ключа, а сами жители были очень удивлены, заметив, что вьючные ящики и сундуки епископа запирались на замок. Платья свои, деньги и разные драгоценности они содержат в покрытых чанах и бочках, не боясь никакого обмана, потому что его не испытывали. И что удивительно, их стол никогда не стоит пустым, никогда не остается без яств. Каждый отец семейства имеет отдельную избу, чистую и нарядную, предназначенную только для еды. Здесь всегда стоит стол с различными напитками и яствами, который никогда не пустует: кончается одно - тотчас несут другое. Ни мышей, ни мышат туда не допускают. Блюда, ожидающие участников трапезы, покрыты наичистейшей скатертью. В какое время кто ни захотел бы поесть, гость ли, домочадцы ли, они идут к столу, на котором всё уже готово…». 
Herbordi Dialogue de Ottone episcopo Bambergensi, Bibhotheca rerum Germanicarum, ed Ph Jaffe, t 5, Berlin, 1869, p 788, 777 - 779, 812, 768. 765-766, 801 Цит по "Хрестоматии по истории средних веков", т. I, М., 1953, стр. 40 - 43. 

На Руси не брали пленников в рабство 
"В начале 6 века на Византию начинают наступать славяне. Славянские племена жили к северу от Восточной Римской империи. Византийцы считали их свободолюбивыми, мужественными, выносливыми. Славяне были отличными воинами. Они были благородны, не брали пленников в рабство, а предлагали либо стать членами их племени, либо вернуться к своим. Отношения Византии со славянами, а затем с Древней Русью составляли важную часть внешней политики империи." 
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА, учебник для 5-го класса

 

Источник: http://runesia.livejournal.com/6833.html

 


Сергей Лесной. Откуда ты, Русь?
от 21.07.03
  


 


 

 

Они...состоят из...многочисленных, разнообразных племен. И собрал их в былое время некоторый царь, титул которого - Маха /великий/, и был он родом одного из племен, которое называлось вийнбаба /венды - вененды/...потом же разделилась их речь и прекратился их порядок, и племена их стали /отдельными/, и воцарился в каждом их племени царь
С. Лесной. История Руссов в неизвращенном виде


Содержание
Вступление (см. ниже)
Раздел 1. Проблема варягов
Глава 1. 0 неверном понимании летописей 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_557.htm
Глава 2. Учтены ли в проблеме о варягах все данные летописей? 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_558.htm
Глава 3. Существовало ли германское племя Русь? 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_559.htm
Глава 4. 0 косвенных доказательствах норманистов 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_560.htm
Глава 5. Заключительные замечания
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_561.htm 
Раздел 2. Проблема начала  Руси (доолеговская Русь) 
Глава 6. Известия о руссах до X века 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_562.htm
Глава 7. Известия о руссах IX века
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_563.htm 
Раздел 3. Проблема славянства 
Глава 8. Славянство и история
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_546.htm 
Глава 9. В поисках предков славян
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_547.htm 
Глава 10. Проблема готов 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_548.htm
Глава 11. Проблема гуннов
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_549.htm 
Раздел 4. Проблема славянской письменности 
Глава 12. Зачаточная письменность славян
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_550.htm 
Глава 13. Происхождение глаголицы (буквицы)
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_551.htm 
Глава 14. Происхождение кириллицы и ее вариантов
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_552.htm 
Раздел 5. Проблема  Влесовой книги
Глава 15. Что мы знаем о Влесовой книге? 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_436.htm
Глава 16. Еще о дощечках Иэенбека 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_437.htm
Глава 17. История руссов согласно Влесовой книге 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_438.htm
Глава 18. Фрагменты истории Руси из Влесовой книги
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_439.htm
Глава 19. Что представляла собой религия древних руссов?
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_553.htm 
Дополнение
Глава 20. Советская наука и история Древней Руси 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_554.htm
Глава 21. История борьбы антинорманизма с норманизмом 
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_555.htm
Глава 22. Норманисты Запада после войны
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_556.htm 
Вступление Русь, откуда ты? - вот вопрос, который не раз ставил перед собой автор, как, несомненно, ставит всякий русский или вообще человек, интересующийся судьбой своей страны, ищущий верное место своего народа среди других народов Европы. Не все казалось ему ясным и понятным, когда он изучал историю в школе. Но пришла пора зрелости, когда на все глядишь уже не глазами неопытного юноши, когда понимание жизни стало иным, - тогда указанный вопрос встал серьезнее. Естественно, что автор обратился не только к учебникам истории, но и к первоисточникам. Результат оказался неутешительным: официально принятая теория происхождения Руси была явно неубедительной во многих отношениях, всюду приходилось натыкаться на противоречия, всюду были видны белые нитки, которыми она шита. Не совсем убедительной показалась автору и другая, соперничавшая с официальной, теория: работ было мало, материал довольно хаотичен, все имело вид не столько науки, сколько гениального прозрения. В этих условиях автор решил сам взяться за дело, нельзя было оставить вопрос: кто ты, откуда? - без ответа. В результате появился труд - История руссов в неизвращенном виде (1953-1960, вып. 10, 1175 стр.). Он показал, что официальная теория происхождения Руси совершенно ошибочна, но это еще не решало вопроса в целом. Оставалось еще несколько крупных проблем, которые нуждались если и не в окончательном решении, то, по крайней мере, в выяснении. Автор представляет теперь на суд читателя труд, который написан не для денег и славы, а только ради удовлетворения нужд своего ума. И автор надеется, что и другие испытают чувство удовлетворения по поводу нового, представленного в этом труде. Новое появилось не только потому, что автору удалось привлечь совершенно новые источники, но и потому, что он критически посмотрел на старые, взглянул на них с уровня текущего, а не минувшего столетия. Пять крупных проблем составляют предмет данного труда
Первая - проблема варягов Выяснено окончательно, что варяги, явившиеся на Русь (которая еще так не называлась!), были по национальности славянами и приглашены в Новгород потому, что мужская линия древней славянской новгородской династии угасла. Они же были представителями ее женской линии - внуками последнего новгородского князя Гостомысла от его средней дочери, вышедшей замуж за славянского князя на Западе. Призывали своих - славян, а не чужих - германцев. Никакой существенной роли в создании государственности, культуры и т.д. Древней Руси германцы не сыграли. И государственность, и культура были свои, созданные еще веками до этого своими руками. Уже во 2-й половине IX века в Восточной Европе существовало два больших славянских государства - Новгородское (Русью еще не называвшееся) и Киевское (носившее имя Руси). Эти государства имели своих князей, свои династии, свою собственную, довольно высокую культуру и широкие связи в Европе: в Новгороде отлично знали, что делается на Эльбе, Дунае, Днепре и на Дону. Представления прежних историков о дикости тогдашних руссов являются и впрямь дикими по своему несоответствию с действительностью. Таким образом, эта проблема оказалась совершенно иной, чем мы когда-то учили, и не такой, какой она представляется до сих пор иностранцам или русским в зарубежном рассеянии 
Вторая проблема - о происхождении не государства, а племени Русь И здесь выводы коренным образом отличаются от общепринятых взглядов: Русь оказалась на много веков древнее, что засвидетельствовано историческими документами, на которые раньше не обратили должного внимания. Кроме того, выяснилось, что племя Русь появилось в Восточной Европе не испокон веков, а, по-видимому, в начале нашей эры или на рубеже старой и новой. Оно является только восточным отрогом древнего племени Русь, которое уже было отмечено в Средней Европе историками для I века нашей эры. Поэтому мы можем утверждать, что Русь происходит из Средней Европы, где в настоящее время она истреблена, но существовала как минимум до конца XII века. Однако ее восточный отрог от Карпат и до Днепра уцелел и имеет ту историю, которую мы знаем под именем истории Руси. Впрочем, писаная история Киевской Руси по меньшей мере на 400 лет древнее, чем это до сих пор принималось. И этот срок еще не крайний, не окончательный. Мы имеем все основания надеяться, что он после дальнейших исследований будет отодвинут еще более в глубь времен. В данном труде делается первая попытка написания предварительного очерка истории доолеговской Руси, т. е. о том, о чем мы в школе и не подозревали. Среднеевропейское славянское племя Русь (никакого германского племени Русь никогда не существовало, мы это особо подчеркиваем!) в IX веке послало в Новгород сыновей своего князя (Рюрика с братьями) для восстановления там угасшей династии по мужской линии. Так встретились западные, коренные русины с восточными, новгородскими, называвшимися также частным именем словен. Русский летописец не ошибся, сказавши, что посланцы новгородцев идоша к варягам, к Руси: Рюрик с братьями были сами русинами, но пришли к новгородцам, которые Русью тогда не назывались. Только когда Олег, бывший единственным иностранцем на престоле по праву опекунства, норвежец, завоевал из Новгорода Киев и захватил южную Русь, имя Руси распространилось и на Новгород, на другие северные и восточные области, подчиненные Киеву. Случилось это потому, что Киев стал столицей двух объединенных восточноевропейских славянских государств
Третья проблема - проблема славянства Так как корень племени Русь лежит в Средней Европе, сам собой является вопрос: откуда вообще славяне попали в Европу и какое место среди других славянских племен занимают руссы? Исследование убедило автора, что теория прихода славян из Азии недоказательна, достоверных фактов нет. Исторические и археологические данные свидетельствуют, что славяне в Европе автохтоны, т.е. коренные жители. Если же они когда-то и появились в Европе из других стран, то это было в то время, когда эта ветвь индоевропейских народов еще не сформировалась и не освободилась от других ветвей в достаточной степени. По-видимому, становление славян произошло в Европе. Исследуя корни славян, автор столкнулся с поразительным фактом, не объясненным и вовсе не оцененным историками (мы будем дальше говорить об европейских историках, ибо лишь они и занимались историей Западной Европы): для славян, самого крупного и в прошлом, и в настоящем народа Европы, не находится места, когда речь заходит об их происхождении! Все народы: германцы, романцы, кельты, угро-финны и т.д. - имеют свою родину, но не славяне. Коренной областью славян историки считали...Полесье, т.е. область, в прошлом совершенно не пригодную для житья человека! В настоящее время многие отвергают эту теорию и приписывают славянам происхождение из причерноморских степей или области к северу от Карпат и далее. Но все эти теории не решают вопроса, а только отодвигают его в сторону. Это лишь псевдорешение. На основании исследования первоисточников (о чем автор не имеет возможности говорить здесь пространно) автор пришел к выводу, что вся Средняя Европа, от устья Эльбы до устья Дуная, была издревле заселена славянами. Ошибка заключается в том, что историки, главным образом немецкие, приняли огромное количество славянских племен за германские. Родилась даже дикая теория о существовании германцев уже в первые века нашей эры от Рейна и до...Дона! При таком допущении, естественно, на карте Европы никак не могли найти места для славянских племен. На деле же руги, вандалы, лужичи, карпы, бастарны и другие были не германцами, а славянами. Особенно диким оказалось представление, что готы были германцами. На самом деле это были готы, народ древнейшего корня, ничего общего с германцами не имеющий. Иордан, историк VI века, желая возвеличить так называемых готов, прилепил к их истории многовековую историю готов, очевидно, пользуясь сходством названий. Выяснилось также, что нашествие гуннов вовсе не было типичным нашествием азиатов-кочевников. Они были в Европе и до 375 г. И появились в Крыму не потому, что прорвались через Керченский пролив, а потому, что случайно открыли возможность проникнуть в Крым через Арабатскую стрелку. Мы не будем останавливаться на других важнейших и интереснейших подробностях. Скажем лишь, что наши исследования привели нас к убеждению, что начальную историю Европы надо написать заново и огромной роли славян дать в этой истории надлежащее место
Четвертая проблема - это проблема письменности у славян Письменность - важнейший показатель культуры. Славяне, издревле жители Европы, сталкивавшиеся с греками и римлянами за века до нашей эры, не могли не иметь своей письменности, ибо были не менее людьми, чем кельты, о которых еще Цезарь, т.е. до начала нашей эры, писал, что они пользуются греческими буквами для своей письменности. И действительно, мы имеем доказательства, что древние славяне пользовались особой системой рун. Надписи рунами сохранились до сих пор. Автору удалось найти доказательства, что и так называемая глаголица, и кириллица употреблялись гораздо раньше того времени, которое им до сих пор приписывали. Глаголица, по-видимому, изобретена в конце IV века епископом Ульфилой. Именно на этом алфавите была Библия, переведенная им для славян. Ничего общего с так называемым - кодекс аргентеусом -  эта Библия не имела. Готский  - кодекс аргентеус - на самом деле написан не Ульфилой и не на готском, а лонгобардском языке. Кириллица применялась задолго до св. Кирилла. Уже в 861 году последний встретил в Херсонесе (Крым) русина, у которого были Евангелие и Псалтырь, написанные кириллицей. Св. Кирилл лишь усовершенствовал алфавит. Несомненно, имелись и другие формы и попытки славян в разных местах решить проблему своей письменности. Однако материалы по этому вопросу не собраны и не изучены, ибо, очевидно, препятствие было в том, что не видели надобности в изучении "неисторического народа". Теперь же, когда эти "неисторические" народы переворачивают вверх дном жизнь "исторических", пора взяться и за эту темную, почти не исследованную область
Пятая проблема - проблема Влесовой книги Это совершенно не изученный и лишь на 3/4 недавно опубликованный источник - по всей видимости, летопись языческих русских жрецов, начинающаяся событиями задолго до нашей эры и доведенная до Аскольда и Дира, но не захватившая вовсе Олега. Это, по-видимому, древнейший русский оригинальный источник, которым мы располагаем. Написан он, в сущности, на неизвестном славянском языке, представляющем огромные трудности для нашего нынешнего понимания. Излагает он как события уже упоминавшиеся в истории, так и, в большинстве случаев, зафиксированные впервые, ибо касается эпохи, вовсе не затронутой летописью Нестора. Имеется много данных о религии древних руссов, которая по сущности своей была монотеистической. Руссы веровали в Троицу, бессмертие души, рай и т.д. Приводится много обычаев, связанных с религией, несколько изумительно красивых поэтических образов и т.д. Но весь этот источник - груда совершенно хаотического материала без начала и конца, с огромным количеством испорченных и утерянных мест. Объем предстоящей работы просто неописуем, ибо касается материала, занимающего до 3 печатных листов. Когда и кто это сделает - неизвестно. Одно можно сказать: открытие выдающееся, переворачивающее все наши представления о прошлом. Кое-что автору этих строк все же удалось сделать, но, разумеется, не в той форме и объеме, как это следует, ибо автор написал труд не для специалистов, а для широкого, но вдумчивого читателя. Из вышесказанного следует, что большинство материала книги будет вовсе новым и для рядового читателя. Придется очень и очень задуматься над многими вопросами нашего национального и политического бытия. В процессе писания этой книги многое пришлось пересмотреть из того, что было чуть ли не постулатом в душе автора. Прежде всего выяснилось, что ни русским, ни другим славянам не следует заниматься самоуничижением и тем паче самооплевыванием. Славяне прошли очень долгий и трудный исторический путь. Многие другие народы и их империи пали, а славяне остались. Остались, несмотря на братоубийственные войны и бесконечную борьбу с внешними врагами. Три основные черты славян определяют их жизнестойкость: необыкновенное трудолюбие, доходящее иногда до самоистязания, любовь к родине, часто даже не осознанная умом, и талантливость. Работая над этой книгой, ознакомившись с историей и других славян, автор стал (он только теперь с горечью сознается) настоящим славянином, т.е. сознающим свое место и свой долг в семье других славянских народов. Нам долго не давали места под солнцем. Самое слово славянин почти всюду означало "раб". Нас до сих пор гонят в Азию. Нас веками натравливали друг на друга. Даже в истории не дают надлежащего места. Но это время уже прошло. Славянские народы поднялись и сами напишут свою историю, в которой будет правда и должное место каждому
Cсылки
Сергей Лесной. Откуда ты, Русь?. Ростов н/Д: Донское слово, Квадрат, 1995г. по изданию: Sergey Lesnoy. The originas of the Ancient Russians. Winnipeg. 1964
Влесова книга
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_86.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_689.htm
Сергей Лесной. Карпаторус или украинец?
http://www.ukrstor.com/ukrstor/slovo_perepiska.htm#8
С. Лесной. История русов в неизвращенном виде. Париж. Вып. 1, 1953; вып.2, 1954; Вып. 3, Вып.4, 1955; вып.5, 1955; Вып. 6, 1957; вып.7, 1958; Вып. 8, 1959; вып.9, 1959; Вып. 10, 1960.
С. Лесной. Тезисы доклада на V Международном сьезде славистов, опубликованные в научном сборнике Славянская филология (См.: Доклади, съобщения и статии по литературознание. София. 1963.Т4). 
С. Лесной. Русь, откуда ты? Основные проблемы Древней Руси. /Виннипег, 1964.
С. Лесной. Влесова книга - языческая летопись до-олеговской Руси. /Виннипег, 1966.
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_692.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_424.htm
С. Лесной. Пересмотр основ истории славян. Мельбурн, 1956. (Продолжение Виннипег, 1972).
С. Лесной. Были ли древние русы идолопоклонниками и приносили ли они человеческие жертвы? /Жар-птица, N3, Сан-Франциско, 1959. С.15.
Личное дело С. Лесного (С.Я. Парамонова. Commonwealth of Australia: Commonwealth Scientific ana Industrial Research Organization: Serge I. Paramonov, CSIRO Archive (Fyshwick, A.O.T.) H3/1220, PH/PAR/4 (CEASED).
Lesnoi Sergei. A Biographical Dictionary of the Soviet Union 1917-1988, London; Edinburg; Munioh; New York; Singapore; Sydney; Toronto; Wellington: Saur, 1989. P. 234
Во второй половине I века до н.э. скифы проникают в Пенджаб. Индоскифский царь Кадфиз I в 85 году до н.э. разгромил остатки греков, а в 60 году до н.э. завоевал Кашмир. В I веке н.э. наступает расцвет скифско - индийского царства /китайцы называли индоскифов юей - ши/. Именно к этому времени относят появление записей Махабхараты - исторического эпоса Индии о Великих /Маха/ Бхаратах - воинах - характерниках (О характерниках будет сказано подробнее ниже, в этой же главе) и Рамаяны - сказаний о Раме /Рама означает -лесной - на Руси до сих пор лиственный лес называют раменным лесом, и - плечистый, ибо - рама - это не только лист дерева, но и плечи человека/ - легендарном выходце из Арктиды, возглавившем переселение арийцев на земли Индии и дошедшем до острова Шри Ланка, где он победил великого демона - асура Равану
http://rusnauka.narod.ru/lib/oldbuild/arkaim/fenix/gl4.htm

 

 


И.Н. Данилевский.

Попытки "улучшить" прошлое: "Влесова книга" и псевдоистории

Из книги Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.) - М.: Аспект-Пресс: 1999.

В I960 г. в Советский славянский комитет АН СССР поступила фотография дощечки с вырезанными письменами. Ее при слал биолог С. Парамонов, более известный под псевдонимом С. Лесной. Несколько лет он занимался изучением удивительного памятника письменности - так называемой "Влесовой книги". Фрагмент ее и был направлен на экспертизу в Славянский комитет.

Судя по сопроводительным материалам, "книга" эта представляла собой дощечки с письменами на них. Они были обнаружены в 1919 г. полковником Белой армии А.Ф. Изенбеком в разграбленном имении где-то на Украине (предположительно, в Харьковской губернии).

В холщовом мешке, куда они были собраны денщиком А.Ф. Изенбека, дощечки совершили путешествие в Бельгию. Там в 1925 г. Изенбек познакомил с ними своего нового приятеля, Ю.П. Миролюбова. Как пишет О. В. Творогов,

"инженер-химик по образованию, Ю.П. Миролюбов не был чужд литературных занятий: он писал стихи и прозу, но большую часть его сочинений (посмертно опубликованных в Мюнхене) составляют разыскания в области религии древних славян и русского фольклора. Миролюбов поделился с Изенбеком своим замыслом написать поэму на исторический сюжет, но посетовал на отсутствие материала. В ответ Изенбек указал ему на лежащий на полу мешок с дощечками ("Вон, там, в углу, видишь мешок? Морской мешок? Там что-то есть". "В мешке я нашел, - вспоминает Миролюбов, - "дощьки", связанные ремнем, пропущенным в отверстия"). И с той поры Ю.П. Миролюбов в течение пятнадцати лет занимается переписыванием текста с дощечек. Изенбек не разрешает выносить дощечки, и Миролюбов переписывает их либо в присутствии хозяина, либо оставаясь в его "ателье" (Изенбек разрисовывал ткани) запертым на ключ. Миролюбов переписывал, с трудом разбирая текст и, по его словам, реставрируя пострадавшие дощечки ("стал приводить в порядок, склеивать...", - вспоминает Миролюбов). Он вспоминал также: "Я смутно предчувствовал, что я их как-то лишусь, больше не увижу, что тексты могут потеряться, а это будет урон для истории... Я ждал не того! Я ждал более или менее точной хронологии, описания точных событий, имен, совпадающих со смежной эпохой других народов, описания династий князей и всякого такого материала исторического, какого в них не оказалось". Какую часть текста В[лесовой] К[ниги] Миролюбов переписал, С. Лесной установить не смог. В 1941 г. Изенбек умирает, и дальнейшая судьба дощечек неизвестна" [1]

Рассказ о знакомстве Ю.П. Миролюбова с сокровищем А.Ф. Изенбека удивительно напоминает другую историю:

"Старик извлек из своей набедренной повязки грязный, потрепанный парусиновый мешочек. Из него он вытащил нечто похожее на спутанный клубок бечевок, сплошь в узлах. Но это были не настоящие бечевки, а какие-то косички из древесной коры, столь ветхие, что, казалось, они вот-вот рассыплются от одного прикосновения; и в самом деле, когда старик дотронулся до них, из-под пальцев его посыпалась труха. 

- Письмо узелками - это древняя письменность майя, но теперь никто их языка не знает, - тихо произнес Генри. 

- Клубок был вручен Френсису, и все с любопытством склонились над ним. Он был похож на кисть, неумело связанную из множества бечевок, сплошь покрытых большими и маленькими узелками. Бечевки тоже были не одинаковые: одни - потолще, другие - потоньше, одни - длинные, другие - короткие. Старик пробежал по ним пальцами, бормоча себе под нос что-то непонятное. 

- Он читает! - торжествующе воскликнул пеон. - Узлы - это наш древний язык, и он читает по ним, как по книге"[2]

Настораживает совпадение деталей в этих историях: речь идет о холщовом мешке, в котором хранятся связки старинных письмен, и сегодня никто не может прочитать, но все знают, что в них рассказывается о древнейшей истории народа. Судя по всему, это неслучайно. Ю.П. Миролюбов просто хорошо знал творчество Джека Лондона. И когда фантазия ему отказала, использовал готовые образы. Вернемся, однако, к "официальной" версии. Содержание текстов, прочтенных Ю.П. Миролюбовым, оказалось просто потрясающим. Дощечки рассказывали историю славянских племен, начиная с IX в. до н.э. ("за 1300 лет до Германариха", готского вождя, погибшего в 375 г.) вплоть до "времени Дира", т.е. приблизительно до IX в. Итак, в распоряжение Ю.П. Миролюбова попал совершенно уникальный источник, повествовавший чуть ли не о двухтысячелетней истории русичей, заполненной бесконечными войнами с готами, гуннами, римлянами, греками, варягами и другими народами.

На таком фоне вовсе не кажется преувеличением, что дощечки были названы "колоссальнейшей исторической сенсацией". Под таким заголовком в ноябре 1953 г. сообщение о чудесной находке было опубликовано в журнале "Жар-птица", который ротапринтным способом выходил в Сан-Франциско. Однако его издатель, русский эмигрант А. Кур (генерал А. Куренков), явно не спешил приступить к публикации текстов дощечек. За следующие три года увидели свет лишь его собственные статьи, содержавшие не более сотни строк из "Деревянной книги". И только в марте 1957 г. в той же "Жар-птице" начали воспроизводить полные тексты отдельных дощечек. В 1959 г. журнал прекратил свое существование, и публикация их не была завершена.

Тем не менее С. Лесной продолжал изучать "Влесову книгу"; ее материалы вошли в последние пять выпусков его "Истории руссов в неизвращенном виде" (Париж; Мюнхен, 1953-1960) и монографию "Русь, откуда ты? Основные проблемы истории Древней Руси" (Виннипег, 1964). Им же было предпринято специальное исследование посвященное дощечкам А.Ф. Изенбека: ""Влесова книга" - языческая летопись доолеговой Руси: История находки, текст и комментарий" (Виннипег, 1966. Вып. 1). С. Лесной и прислал в Москву, видимо, единственный имевшийся в его распоряжении "фотостат" одной из дощечек (условный номер -16).

Экспертиза фотографии была поручена одному из самых авторитетных специалистов в области языковедения и палеографии Л.П. Жуковской. Итоги анализа были разочаровывающими. Во-первых, оказалось, что фотография сделана не с самой таблички, а с рисунка, изображавшего дощечку с письменами. Во-вторых, буквы, которыми была сделана "надпись", вызывали серьезные сомнения в подлинности. Они, хотя и имели довольно архаичный вид, отдаленно напоминали систему письма деванагари, с помощью которой с начала второй половины второго тысячелетия нашей эры записывались санскритские тексты. В-третьих, (и это - главное) данные языка, на котором был написан текст, однозначно говорили о подделке: в нем сочетались разновременные явления различных славянских диалектов, чего не могло быть ни в одном реальном славянском языке. Итак, фотография была фальсификатом. Но, может быть, поддельна только фотография? Вопрос, как будто, должен был разрешиться на V Международном съезде славистов, проходившем в Софии в 1963 г. На нем С. Лесной собирался выступить с сообщением о "Влесовой книге". Доклад, к сожалению, не состоялся, поскольку докладчик в Софию так и не приехал. Но тезисы были опубликованы в материалах съезда.

После смерти С. Лесного интерес к "Влесовой книге" как в нашей стране, так и за рубежом угас. Оснований для сколько-нибудь серьезных оценок этого памятника было явно недостаточно. Тем не менее в единственной публикации, появившейся в период временного "затишья", таблички А.Ф. Изенбека были названы "выдающимся памятником письменности" (И. Кобзев).

С новой силой ажиотаж поднялся в середине 70-х годов, когда, как полагают, ряду отечественных литераторов и журналистов стали доступны вышедшие незадолго до того на Западе публикации текста "Влесовой книги" и его переложения, подготовленные С. Лесным. В многочисленных статьях, появившихся в "Огоньке" и "Новом мире", "Неделе" и "Литературной России", "Технике молодежи" и "В мире книг", усиленно популяризировалась идея о том, что ученые намеренно замалчивают поразительные данные уникального источника, в корне расходящиеся с общепринятыми в научном мире представлениями о древнейших судьбах славянских племен. При этом выдвигалось требование "полностью напечатать эту любопытную, хотя и не бесспорную рукопись" и провести ее обсуждение с "привлечением широкой общественности".

Мнение специалистов, продолжавших утверждать, что в данном случае мы имеем дело с низкопробной фальсификацией, игнорировалось. Объяснялось это, с одной стороны, тем, что советские историческая и филологическая науки в какой-то степени скомпрометировали себя излишней политизированностью, заданностью выводов, подчиненностью их сиюминутным потребностям партии и правительства. С другой стороны, без ответа оставался самый, пожалуй, главный вопрос: "Почему не печатается это заинтересовавшее многих сочинение ?"

Ларчик же открывался просто: ученые не имели возможности ознакомиться с полным текстом копий Ю.П. Миролюбова. Лишь любезность инженера из французского города Руайя Б.А. Ребиндера (кстати, тоже русского эмигранта) позволила прорвать "информационную блокаду". Он прислал в Институт русской литературы АН СССР свою работу "Влесова книга", в которой был предложен новый перевод текстов Ю.П. Миролюбова, сделанный с учетом всех их изданий и прежних переводов. Однако полное представление о "Влесовой книге" ученые смогли получить только после завершения в 1984 г. многотомной посмертной мюнхенской публикации сочинений самого Ю.П. Миролюбова.

По этим материалам один из крупнейших отечественных текстологов О. В. Творогов написал уникальную в своем роде работу. Она увидела свет в 1990 г. в 43-м томе "Трудов Отдела древнерусской литературы". Здесь, наконец-таки, был полностью опубликован текст "Деревянной книги" (со всеми вариантами, сохранившимися в рабочих записях Ю.П. Миролюбова), а также его подробнейшее и всестороннее исследование. Эту публикацию О.В. Творогов сопроводил частью перевода "книги" Б.А. Ребиндера - безусловного сторонника ее древности. Это представлялось тем более необходимым, что, по мнению О. В. Творогова (с которым, кстати, трудно не согласиться), точный перевод данного текста "вообще невозможен".

Для того чтобы дальнейший разговор о "Влесовой книге" был более предметным, приведу в качестве образца текст двух "дощк" Ю.П. Миролюбова с подстрочным переводом Б.А. Ребиндера, расшифровку С. Лесного, а также фрагмент поэтического переложения, предложенный неутомимым популяризатором идеи не только подлинности, но и гениальности "Влесовой книги", поэтом И. Кобзевым.

Тексты

Дощечка 7а

  

[3]

Дощечка 76:

  

 

[4]

Переводы и переложения

Перевод Б. Р е б и н д ер а

Дощечка 7а:

"Слава нашим богам. У нас вера правая, которая не требует человеческих жертв. А это делается у варягов, которые издавна приносили жертвы, именуя Перуна Перкуном, и ему жертвовали. Мы же смеем давать жертвы полевые от трудов наших: просо, молоко, жиры и на Коляду подкреплять ягненком, а также на Русалии, день весны, и на Красную горку. Это делаем в память нашего исходу от Карпат. В те времена наш род назывался карпами. Потому что от страха мы жили в лесах, наше название древичи, а на полях наше имя было поляне <...> А во времена Готов и появление варягов избирался Князь в вожди, и тот вел юношей в злой бой, и тут римляне, поглядев на нас, замыслили злое на них, и пришли с колесницами и со своими железными бронями, и напали на нас, и потому мы долго оборонялись от них, а отрщахомсме (отбились?)"[5]

Дощечка 7б:

"И римляне знали, как мы дорожим жизнями нашими, и оставили нас. И тогда греки захотели отобрать у нас Хорсунь, и мы сражались, чтобы не попасть в рабство. И борьба эта и сраженья великие продолжались тридцать лет, и они оставили нас <...>

И не отдадим землю нашу, как мы не отдали землю Троянову, и мы не дадимся римлянам, чтобы не посетила обида Дажьбого-вым внукам, которые с оружием поджидали врагов, так и сегодня мы не заслуживаем хулы, как и отцы наши, которые, загнав готов к берегу моря, одержали там победу над ними. Песни хвалы и матерь (сва) поет, и эта прекрасная птица, которая несет пращурам нашим огонь в дома их" [6].

"Расшифровка" С. Л е с н о г о:

"Боги русов не берут жертв людских и ни животными, единственно - плоды, овощи, цветы, зерна, молоко, сырное питье (сыворотку), на травах настоенные, и мед, и никогда живую птицу и рыбу, а что варяги и аланы богам дают жертву иную - страшную, человеческую, этого мы не можем делать, ибо мы Даждьбоговы внуки и не можем идти чужими стопами.

И вот грядет с силами многими Даждьбог на помощь людям своим, и так страха не имейте, поскольку, как в древности, так и теперь оные (боги) заботятся... И вот был город Воронзенц, город, в котором уселись готы, и... русы бились, и тот город был мал, и также окрестности того были сожжены, и прах и пепел тех развеяли ветрами на обе стороны и место это оставлено... земля та русская... не забудьте ее - там ведь кровь отцов наших проливалась..." [7].

Поэтическое переложение И. Кобзева:

"Птица Матырьсва снова крылами бьет: злая рать браман рыщет по степи. Сквозь любую щель городских ворот все слышнее гул вражьей поступи! Черным дымом в небо плывут дома. Жаль вопит, обрекая мыкаться. До своих богов, коих скрыла тьма, скорбный голос спешит докликаться. И бог Влес, кто огонь очагам дает, нам идет подмогнуть в сражении! И дрожит браманский и готский род, вождь Гематрих бежит в смятении. Малой Калки брег их уводит вон, чтоб потом за Великой Калкою по иным степям, где струится Дон, кочевать им порою жаркою... Там навек рубеж промеж нас пройдет, даль укроет края последние. Лет четыреста будет драчливый гот разорять племена соседние. Ну, а наше дело - поля пахать, скот да шкуры, да тук выменивать, в городах с аланами торговать, чужеземный товар примеривать. Да к себе домой серебро свозить, брать колечки червонозлатые, да богов премудрых благодарить за такие лета богатые... Одолеть нам дает любую рать трех святых отцов сила властная: те святые - Ярь, да еще Колядь, да еще потом - Горка Красная. С ними в ряд - Овсень, с волосами ржи, да с глазами насквозь веселыми. Словно странники божьи сии мужи городам бредут и селами. И где тот хоровод пройдет, - словно вдруг от молвы пророческой, - затихают войны и мир грядет по чужой земле и по отческой"[8].

Знакомство с оригиналом явно свидетельствует, что мнение О. В. Творогова, будто текст "Книги" крайне неясен и невразумителен, а перевод его вряд ли возможен, имеет чрезвычайно веские основания. Высказывания же о том, что

"в дощечках Изенбека все оригинально и непохоже на нам уже известное",

причем

"все это облечено в яркую словесную форму, изобилует метафорическими речениями, способными стать пословицей или поговоркой",

представляется некоторым преувеличением. Достаточно вспомнить несколько строк из "Слова о полку Игореве", чтобы убедиться во "второй свежести" и формы, и содержания "Деревянной книги":

 

[9]

Итоги научного анализа "Влесовой книги" не оставляют никаких иллюзий. Все, начиная с внешнего вида "источника", первых противоречивых сообщений о его существовании и кончая редакциями текста в рабочих тетрадях Ю.П. Миролюбова, свидетельствовало об одном: перед нами крайне примитивная фальсификация, созданная самим первым исследователем "книги".

Казалось бы тема подлинности (не говоря уже о достоверности сведений) "Влесовой книги" окончательно закрыта. Все точки над i расставлены. Однако, видимо, "идейные" мотивы, заставившие в свое время Ю.П. Миролюбова пойти на грубую подделку, живы и сегодня. Конечно, приятно думать, что

"славяно-русы... являются древнейшими людьми на Земле"

(как писал Ю.П. Миролюбов), или что "история начинается... в Сибири"

(как это делал В. Чивилихин). Беда лишь в том, что для доказательства таких заявлений приходится прибегать к фальсифицированным источникам. А потому и после публикации О. В. Творогова не прекращаются обвинения ученых, доказывающих (к сожалению, чаще всего в специальных изданиях, к которым непрофессионал обращается редко) очевидные вещи, в отсутствии патриотизма. Некий Бус Кресень (который тут же спешит сообщить, что его зовут Александром Игоревичем Асовым) издает "реконструированную" "Влесову книгу" в качестве подлинного источника, сохранившего истинную историю славяно-русов, а журнал "Молодая гвардия" готовит публикацию уже упоминавшейся "Истории руссов в неизвращенном виде" С. Лесного, рекомендуя ее как исследование, опирающееся на "новейшие материалы". Массовым тиражом (100 000 экз.) опубликованы в Саратове "Мифы древних славян", в которых "Влесова книга" (с предисловием академика Ю.К. Бегунова) занимает почетное место. Сей скорбный список можно продолжить.

Впрочем, фальсификация источников - не единственный способ "удревнить" историю своего народа. Можно использовать с этой целью и источники подлинные. Тогда, однако, задача усложняется: подлинные источники, как правило, хорошо известны и изучены. Кроме того, к ним всегда можно обратиться, чтобы проверить новую интерпретацию. Соответственно возрастает опасность быть, что называется, пойманным за руку. Попробуй в таких условиях "открыть" что-нибудь сенсационное, отбрасывающее начало истории этноса на тысячу-другую лет назад! Да и кое-какая квалификация для подобных "подвигов" требуется, чтобы не попасть в заведомо глупое положение Именно поэтому немногие отваживаются на подобные эксперименты И все-таки время от времени такие люди находятся.

Примером может служить книга Г.С. Гриневича, посвященная "праславянской" письменности. Автор ее, судя по его собственным словам, профессиональный геолог. Что касается филологической подготовки, то лучше всего о ней свидетельствует заявление Г.С. Гриневича:

"В дореволюционной России Ъ знак (!) употреблялся, можно сказать, к месту и не к месту" [10].

Подтверждается это совершенно сногсшибательным для лингвистического исследования аргументом:

"Все, наверное, видели старые вывески, на которых даже (! - И.Д.) фамилии владельцев каких-либо заведений кончались на Ъ знак: БАГРОВЪ, ФИЛИПОВЪ, СМИРНОВЪ и др." [11].

Другими словами, автор "Праславянской письменности", видимо, даже не подозревает, что до реформы 1918 г. Ъ являлся не "знаком", а буквой, имевшей название ("ер"), которой, в соответствии с правилами орфографии того времени, обязательно должно было заканчиваться на письме слово с "нулевым" окончанием (т.е. с согласным звуком на конце). После этого как нельзя более своевременным кажется тезис Г.С. Гриневича о том, что обычно "псевдодешифровщиками" неизвестных систем письменности являются не профаны (к коим, очевидно, совершенно справедливо относит себя автор данного трактата), а "заслуженные ученые, почтенные эрудиты".

Как бы то ни было, Г.С. Гриневич задается целью доказать, что праславянский язык - древнейший письменный язык на Земле, а не "вторичный" (?!).), т.е. берущий начало из какого-то более древнего языка. Для этого были собраны чуть ли не все известные на сей день нерасшифрованные или не до конца ясные надписи, происходящие из самых разных концов Евразии - от долины Инда до Италии - и относящиеся к самому разному времени, начиная с V тыс. до н.э. В один ряд оказались поставленными знаменитый Фестский диск, надписи из Троицкого городища, критские тексты, написанные линейным письмом А и линейным письмом Б, этрусские и протоиндийские надписи, "и протчая, и протчая, и протчая", не исключая, естественно, и "образец книжного дела IX века", "Влесову книгу".

Не повезло, кажется, только "кохау ронго-ронго" - таинственным письменам острова Пасхи. Да и то скорее всего лишь потому, что Г.С. Гриневич не знаком с трудами Питера Бака (Те Ранги Хироа), который, в отличие от Тура Хейердала, считает, что о-в Пасхи был заселен не с американского, а с азиатского побережья Тихого океана. Только это спасло знаменитых каменных гигантов от родства с "праславянами" Г.С. Гриневича. Ведь графическое сходство письменностей острова Пасхи и протоиндийской культуры давно уже отмечалось специалистами (чего нельзя сказать, к примеру, о знаках фестского диска).

При "прочтении" текстов, правда, возникают довольно любопытные и - для "неподготовленного" читателя - несколько странные замены вполне ясных текстов невнятным набором "звуков". Надо обладать недюжинной фантазией, чтобы за сочетанием:

 

увидеть:

"Теперь, надежда вчерашняя. Давит воздух(ом) все немилосерднее. Аура приносит себя в жертву" [12].

Хотя и "переведенный" текст, признаться, остается не менее загадочным, чем "оригинал". И это все - вместо совершенно ясно читаемых на соответствующей иллюстрации имен изображенных на этрусском зеркале персонажей: "Атланта" и "Мелеагр". Кстати, сочетание этих действующих лиц вовсе не случайно, о чем знает всякий, кто знаком с античной мифологией и слышал о каледонской охоте.

Что же движет людьми, не жалеющими сил и времени для создания липовой "книги" или туманного прочтения ясного (или, наоборот, вовсе нечитаемого) текста? Зачем они занимаются фальсификацией исторических источников (а мы имеем дело именно с таким феноменом)? Судя по всему, для того, чтобы "отыскать" в них информацию, в которой нуждаются их исторические построения или представления, не подтверждаемые источниками "нормальными". Давайте почитаем, что они пишут о ранней истории славян. Ю.П. Миролюбов утверждает, что "славяно-русы... являются древнейшими людьми на Земле" [13], причем "прародина их находится между Сумером (Шумером? - И.Д.), Ираном и Северной Индией", откуда "около пяти тысяч лет тому назад" славяне двинулись "в Иран, в Загрос, где более полувека разводили боевых коней", затем "ринулись конницей на деспотии Двуречья, разгромили их, захватили Сирию и Палестину и ворвались в Египет" [14].

В Европу, согласно Ю.П. Миролюбову, славяне вступили в VIII в. до н.э., составляя авангард ассирийской армии. Он пишет:

"...ассирийцы подчинили все тогдашние монархии Ближнего Востока, в т.ч. и Персидскую, а персы были хозяевами Северных земель до Камы. Ничего нет удивительного, если предположить, что славяне были в авангарде ассирийцев, оторвались от главных сил и захватили земли, которые им нравились" [15].

Поэтому, признается Ю.П. Миролюбов, "придется поворачивать всю историю" [16].

Итак, рычаг был обнаружен. Оставалось отыскать точку опоры. И она была "найдена".

"Влесова книга" появилась в поле зрения научной общественности после того, как была написана большая часть процитированных строк. А ведь Ю.П. Миролюбов уже должен был знать о ней, когда рассказывал о похождениях предков основателей Древнерусского государства, но ни разу на нее не сослался. А вот результат исторических штудий Г.С.Гриневича. Оказывается

"славянские племена населяли обширные пространства Подунавья на юго-востоке Европы"

еще в V тыс. до н.э. На рубеже следующего тысячелетия произошли "значительные подвижки славян". Часть из них двинулась в Двуречье. С тех пор

"останки наших предков лежат в основании холма "Эль-Убайд", вокруг и поодаль которого вырастут со временем города Шумера и Вавилона. И мы обязаны помнить тех, кто научил строить эти города".

Вторая славянская "волна" двинулась на восток, и...

"в III тысячелетии до н.э. почти все Подунавье-Поднепровье будет охвачено высокоразвитой трипольской культурой".

Отсюда славяне отправятся на юг и там, в Пенджабе и долине Инда,

"создадут одну из трех величайших культур Древнего Востока - протоиндийскую культуру, на которой затем поднимется культура Древней Индии" [17].

Однако к 1800 г. до н.э. протоиндийская культура Хараппы и Мохенджо-Даро внезапно прекратила свое существование. Г.С. Гриневич связывает это с тем, что примерно тогда трипольцы были вытеснены "восточными племенами" из Среднего Поднепровья. Отсюда славяне

"устремятся на юг, на Балканы, а затем далее - в Эгеиду".

Сюда же, но уже через Малую Азию пришли и "их соплеменники", "оставив свои города у подножий Гималаев".

"Все вместе, - считает Г.С. Гриневич, - на острове Крит они создадут могучую Критскую державу, искусство которой станет предтечей великого искусства. Древней Греции" [18].

А после извержения вулкана на острове Санторин около 1450 г. до н.э. они покинут Крит и под именем этрусков поселятся в Италии.

Здесь, правда, фантазия покидает автора, и он вынужден признать, что дальнейшая история славян до того момента, когда они "в конце концов... вернутся на свои исконные земли", остается ему неизвестной. Но дату этого "конца концов" он называет (хоть и без каких-либо обоснований) - "нераньше IV-III вв. до н.э.".

Неясны автору и причины столь грандиозных перемещений. Единственное объяснение, которое кажется ему достаточно серьезным, - это "охота к перемене мест" [19].

И вся описанная "историческая" картина нарисована на основании текстов, не более "прозрачных", чем цитировавшаяся "надежда вчерашняя".

Однако продолжим. Оказывается, у праславян на Крите удалось "обнаружить" следующую технику:

"наземные аппараты, по форме аналогичные современным вертолетам",

а также

"летательные аппараты, аналогичные по форме и размерам (?!) современным ракетам",

и автомобили, двигавшиеся со скоростью 200-300 км/ч,

"что вполне может отвечать скорости наземного аппарата с реактивным двигателем" [20].

При всех расхождениях - а они весьма существенны - точек зрения Ю.П. Миролюбова и Г.С. Гриневича, есть, пожалуй, черта, которая роднит их. Оба они стремятся во что бы то ни стало доказать, что МЫ не только не хуже, но гораздо лучше ИХ. Все ИХ достижения - это НАША заслуга, и главная из них - МЫ древнее ИХ.

С точки зрения здравого смысла, правда, представляется несущественным "паспортный" возраст этноса. В конце концов, государства, располагающиеся на территориях, где зародились древнейшие цивилизации на нашей планете, вовсе не являются по этому случаю самыми влиятельными или уважаемыми в мире. Дело тут в другом. Вот какими строчками завершает свой труд Г.С. Гриневич:

"...в новые места славяне несли культуру, в частности культуру письма, [поэтому] особый "склад характера" славян приобретает особенную особость (?!). И здесь, может быть, к месту будет вспомнить о "загадочной славянской душе", хотя книга совсем не об этом... Однако за словом и его смыслом всегда стоит нечто большее, то, что будит в каждом из нас не один только научный интерес, но и дает священное право славянину любить все славянское..." [21].

Значит, дело - в праве на любовь к своим предкам, которое, по мысли Г.С. Гриневича, можно получить (интересно, у кого?) только при одном условии: если удастся доказать, что наши предки - самые "древние". При этом цель оправдывает средства.

Полагаю, однако, что право на "любовь к отеческим гробам" никто и ничто не может дать или не дать. Оно просто есть. И не только у славян. Наши же авторы просто-напросто пытаются "улучшить" свою историю, чтобы получить право любить ее. Мысль эта, к сожалению, не нова.

С распадом СССР, а вместе с ним и "новой исторической общности, советского народа", начался невероятно болезненный, поскольку он касается лично каждого, процесс становления национального самосознания. Человек не может существовать без определения того что представляет собою "Мы", частью которого он является. А для этого необходимо, в частности, знать свое прошлое. Но именно реальное прошлое, а не тот миф (каким оно должно было быть), который давался в официальных установках. Наверное, поэтому на страницах книг, о которых шел разговор, то и дело мелькают фамилии историков, прославившихся своей официозностью. Они занимались не грубой фальсификацией источников, но искусной идеологической манипуляцией общественным сознанием, доказывая, например, что Киев был основан 1500 лет назад, в то время как археологические находки подтверждают существование здесь города "лишь" на протяжении 1000 лет, что, впрочем, тоже немало.

Примечания:

  1. Там же.

10.  Гриневич С.Г. Праславянская письменность: Результаты дешифровки. М., 1993.

11.  Там же. С. 79 (сохранена авторская орфография).

12.  Там же. С. 194, 302.

13.  Миролюбов Ю.П. Сочинения. Т. 9. С. 125.

14.  Там же. Т. 7. С. 186-187.

15.  Там же. Т. 4. С. 160-161.

16.  Там же. Т. 7. С. 187.

17.  Гриневич Г.С. Праславянская письменность. С. 255.

18.  Там же. С. 256.

19.  Там же. С. 257.

20.  Там же. С. 134-135.

21.  Там же. С. 257.

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0